Судьбоносная поездка в Германию

В начале 90-х гг. уже прошлого столетия многих наших соотечественников в бизнес привел случай. Известная туристическая  компания «Олимпия-Райзен-Сибирь» появилась после того, как Виктор Данн, бессменный руководитель данной организации, по просьбе своего друга встретился с представителями немецкой фирмы «Олимпия-Райзен», занимавшейся на тот момент выполнением правительственного заказа Германии по репатриации российских немцев. Тем не менее, как говорит господин Данн, причина успеха «Олимпии-Райзен-Сибирь» кроется не в том, что компания имеет немецкие корни, а в тех людях, которые создавали эту компанию и по сей день работают в ней.

Виктор Эвальдович, немецкое слово «райзен» в названии компании, по всей видимости, указывает на немецкие корни компании. Когда, как и кем создавалась «Олимпия-Райзен-Сибирь»?
17 лет назад я познакомился с руководством немецкой компании «Олимпии-Райзен». В результате получился проект, связанный с репатриацией российских немцев в Германию. В начале 90-х гг. прошлого столетия наши соотечественники, имевшие немецкие корни, получили возможность выехать из стран СНГ на свою историческую родину. Многие уехали с помощью «Олимпии-Райзен-Сибирь». А потом деятельность компании плавно перетекла в сугубо туристическое русло.

С представителями «Олимпии-Райзен» вы познакомились случайно? 
Это была абсолютно случайная встреча. Если не вдаваться в подробности, то дело обстояло следующим образом. Мне позвонил мой друг и сказал, что руководство «Олимпии-Райзен» ищет человека, хорошо знающего Новосибирск и Сибирь, и попросил меня съездить на встречу в Москву. Сначала я еще и ехать не хотел, но в итоге он меня уговорил, и я поехал. 

И не пожалели…
То, что случилось, то случилось, жалеть не о чем. Один проект перешел в другой, и сейчас мы представляем собой достаточно солидную компанию на туристическом рынке.

«Олимпия-Райзен-Сибирь» является независимой от немецкой «Олимпии-Райзен» компанией?
Абсолютно.  «Олимпия-Райзен-Сибирь» - это абсолютно самостоятельное юридическое лицо, зарегистрированное в Новосибирске.

Была ли Ваша деятельность связана с туризмом до того, как Вы возглавили «Олимпию-Райзен-Сибирь»?
А кто имел отношение к туризму в те годы? Территория Советского Союза, особенно Сибири – это была, по сути,  закрытая территория. И сегодня мы только-только открываемся миру, по большому счету о нас еще ничего не знают в мире.

Можно ли связывать успех компании «Олимпии-Райзен-Сибирь» с тем, что компания имеет немецкие корни, может быть, помог опыт немецких коллег, и Вы выстраивали свою деятельность по их примеру?
Думаю, что все имеет значение. Тем не менее, компанию создавали люди, которые работают здесь и по сей день. Я являюсь идеологом и бессменным руководителем данной структуры, создавали мы все с нуля. Поэтому думаю, что не столь важно, есть ли у нас немецкие корни или нет. Да, когда-то был проект, связанный с осуществлением правительственного заказа Германии, но сейчас картина совсем другая. Сегодня мы абсолютно самостоятельно зарабатываем деньги. Вот как раз перед Вашим приходом мы с Ольгой Николаевной Мясниковой (специалист по рекламе и маркетингу компании – прим. ред.) думали над тем, как отправить людей на Чемпионат Европы по футболу в Германию, как довести до людей информацию о том, что мы это делаем.    

Из Новосибирска много желающих поехать на Чемпионат Европы по футболу?
Будем надеяться. По крайней мере, мы готовы помочь оказаться любителям футбола на чемпионате Европы.

Если вернуться к истории создания компании, после того как был реализован проект, связанный с  репатриацией русских немцев в Германию…
Извините, что перебиваю. Просто хотелось бы уточнить, что, на самом-то деле, не бывает русских или казахских немцев и так далее. Есть просто немцы. Немцы, которые попали в Россию еще при Петре Первом, обосновались здесь и участвовали в развитии России. В силу известных всем обстоятельств, немцев, проживавших на Волге, отправили в Казахстан и Сибирь. Моему отцу и матери повезло: они попали в село к простым русским людям, которые их накормили, напоили, отогрели, они остались живыми, и в результате  появился я.

То есть в Вас тоже течет немецкая кровь…
Выходит так. Отец - Эвальд, мать – Хильда. Но я уже выходец из России. И думаю, что ментальность в большей степени определяет все-таки не происхождение, а место проживания. Это, пожалуй, важнее. Немец, татарин, русский, еврей - это не столь важно. Важно, с кем ты живешь, где находишься, кто тебя окружает. Поэтому говорить о том, что я немец, и это определяет мои взгляды на жизнь, мое мироощущение, наверное, не совсем справедливо. Мать и отец – выходцы с Волги, до того, как их увезли в Сибирь, они жили в Саратовской области, Маркштадском районе, поселке Цюрих, сейчас он называется, по-моему, Зорькино. Кстати, я был там один раз, и даже заходил в тот дом, где жили мои родители. Новые хозяева меня охотно пригласили в дом, налили чаю, все показали и рассказали.

А Вы родились уже в Новосибирске?
В Новосибирской области. Я родился в 1955 году, а до 1956 г. находился под особым наблюдением, т.е. моя мать должна была регулярно ходить вместе со мной в комендатуру и отмечаться, что мы никуда не убежали. У меня даже есть этот документ. Когда открылись доступы к архивам, я сделал запрос в УВД, и мне выдали документ, свидетельствующий, что я числился, так сказать, в особом статусе. Надо сказать, что мое происхождение оказывало мне не очень хорошую услугу и позже. Поступая в свое время в институт, второй секретарь райкома партии на просьбу директора совхоза дать мне направление в институт ответил, что раз он немец, пусть идет работать, и еще добавил пару нецензурных словечек. К сожалению, это было. Открытость общества в настоящее время, по сравнению с тем, что было тогда, просто уникальная.

Вы говорите по-немецки?
Немного.

А в семье у Вас говорили по-немецки? 
В доме мы иногда слышали, как мать с отцом перекидывались фразами на немецком, но с нами на немецком они не разговаривали. Настолько они были напуганы особым к себе отношением советской власти… И их можно было понять. Моего отца в 15 лет просто забрали из дома и отправили работать на шахты, откуда он вернулся только в 22 года. Унизительную процедуру отмечания в комендатуре отменили только в 1956 году. Да много всего было. Поэтому они просто-напросто за нас боялись. Но немецкому нас немного учил дед по линии отца, и говорят, когда я пошел в школу, мне было даже достаточно сложно говорить по-русски. Но потом все было растеряно и многое забыто. Сейчас, с высоты прожитых лет, могу сказать, что очень жаль, что так получилось. По крайней мере, плохо от этого точно никому не было бы, только одна польза.

Когда Вы для себя открыли, что существует другой мир, кроме Советского Союза? 
По-моему, это был 1989 год. Я был тогда депутатом областного совета и одновременно работал начальником уголовного розыска в Коченево. По своей общественной деятельности оказался в Штутгарте. Если помните, в те годы в наших магазинах - шаром покати, полки были буквально пустые, сахар и соль выдавали по талонам, и описать состояние человека, попавшего в немецкий супермаркет в те времена, просто невозможно. То, что я увидел в Германии, как там живут люди, меня настолько потрясло, что я просто заболел. В моей душе произошла революция. После чего, в принципе, и уволился, ушел, так сказать, в свободное плавание.

А желания уехать туда, не возникло?
Нет. И до сих пор не возникло. Хотя в этом плане я абсолютно свободен. В Германии я был 69 раз. Поехать в Германию для меня не составляет никакого труда. У меня и отец там живет, мои братья и сестры. А меня туда не тянет. Мне больше интересно здесь, в России, может быть, потому что я достаточно творческий человек, здесь у меня бизнес, может быть, потому что, что по ментальности я все-таки больше русский, чем немец. Все-таки родился и вырос в сельской местности, где жили в основном простые русские люди, воспитывался в интернате, и все это абсолютно четко определило мою жизненную позицию и мои приоритеты. На Западе жить меня не тянет. Но съездить в Германию хотя бы раз, советую всем. Германию стоит посмотреть, чтобы представить и понять, каких высот, какой организации, какого порядка может достигнуть общество.

Когда в «Олимпии-Райзен-Сибирь» стали развивать туристическое направление, куда вывезли своих первых туристов?
Совершенно четко в Германию. По сути, мы явились родоначальниками чартерных полетов в Германию из Новосибирска, которые осуществляли тогда еще с авиакомпанией «Сибирь». Поток между Германией и Россией был очень большой. А когда открылось консульство, было настоящее паломничество.

Кроме «Олимпии-Райзен-Сибирь», в 1994 году много работало туристических фирм в Новосибирске?
Тогда работали фирмы, оставшиеся еще с советских времен – «Новосибирсктурист», «Спутник», и компании нового времени – «Полярная звезда», «СИАТТ», «Скат» и др.

То есть уже было сложно заходить на этот рынок?
Я бы не сказал, что это было сложно. Практическое взросление проходило параллельно.

Насколько острая сегодня конкуренция на туристическом рынке в Новосибирске?
Сегодня рынок достаточно конкурентный. Появилось очень много новых фирм, в своих объемах и предложениях рынок постоянно растет и становится многогранным, хотя остается еще весьма рисковым.

Есть ли какие-то принципы, придерживаясь которых можно сделать туристический бизнес успешным?
На самом деле, принцип один – честно работать на рынке. Сегодня ценится, прежде всего, аккуратность в работе, профессионализм, достоверность информации, умение четко организовать путешествие человека. То есть важно организовать работу так, чтобы еще на стадии оформления тура, человек уже начал отдыхать.

Сейчас все чаще говорят о внутреннем туризме, считаете ли Вы Новосибирск и Новосибирскую область привлекательным для туристов местом?
Я не только считаю, но и абсолютно убежден в том, что потенциал Сибири огромен, и мы не должны говорить только о Новосибирске. Да, Новосибирск – это город событий и центр деловой активности. И в этом смысле Новосибирск все больше приобретает черты  столицы Сибири. Но если говорить о туризме, то мы должны рассматривать Сибирь как единое пространство. Просто в Новосибирск мало кто поедет. А вот, например, тур по Транссибирской магистрали, включая остановки в Новосибирске и многих других городах, будет интересен очень многим. К сожалению, у руководств краев, областей, округов до сих пор нет четкого понимания того, что организация инкаминга, внутреннего туризма – это развитие инфраструктуры, это серьезные  возможности привлечения инвестиций, которые мы сегодня упускаем. Более того, нужно заниматься и продвижением Сибири на внешнем рынке, участвовать в различных международных выставках. И здесь необходим союз власти и бизнеса.

Я знаю, что «Олимпия-Райзен-Сибирь» последний год активно занимается проектом, приуроченным к полному солнечному затмению, которое состоится 1 августа 2008 г, и которое можно будет наблюдать, в том числе, и в Новосибирске…
Это действительно так. Уже сегодня можно сказать, что к нам приедет очень много людей из разных стран мира. К этому событию будут приурочены и другие мероприятия, например, ярмарка народного творчества, где ремесленники будут выставлять свои изделия и поделки. Затмение - событие значимое, интересное и может стать хорошим способом привлечения внимания к Новосибирску и Новосибирской области.

Вы сказали, что 69 раз побывали в Германии, есть ли еще страны, куда Вы возвращаетесь с удовольствием и вернулись бы еще ни раз?
Естественно, в тех странах, куда сегодня чаще всего ездят люди, я уже побывал. В ближайшее время уезжаю в ЮАР.

Это Ваше первое путешествие в ЮАР?
Первое.

Есть еще страны,  которые неизведанны?
Конечно. Везде побывать вряд ли когда удастся. Конечно, я был во многих местах: и в разных странах Европы, и Востока. Сейчас планирую познакомиться с ЮАР. Говорят, там расисты всех замучили. Хочу посмотреть, так ли это на самом ли деле.

Говорят, что Вас часто можно увидеть на ипподроме. Увлекаетесь конным спортом?
Как и каждый сельский парень, я люблю лошадей. Это очень красивое животное. Что-что, а ездить на лошадях умели в селе все. Более того, мы участвовали и в заготовке сена, и в прочих сельских работах. Это и привило любовь к животным, в частности, к лошадям. В прошлые годы я выступал на ипподромах: в Новосибирске, Барнауле и даже в Германии.

То есть Вы опытный наездник?
Опытный наездник - слишком громко сказано. Но, в общем-то, езжу.

Сейчас для этого время находите?
Сейчас времени уже не нахожу. Да и по большому счету все надо делать в свое время.

Часто в бизнес вовлекаются и другие члены семьи. В Вашей семье еще кто-то принимает участие в делах «Олимпии-Райзен-Сибирь»?
Жена и сын занимаются другим бизнесом, поэтому в делах «Олимпии-Райзен-Сибирь» они не участвуют.

На Ваш взгляд, с родственниками удобнее работать или все-таки сложнее?
Если нужно, я «построю» кого угодно. Хотя психологически лучше работать с чужими людьми, бизнес привносит свои правила в отношения, порой весьма жесткие. Поэтому лучше не смешивать все в один котел.

А институт преемственности для Вас важен? Есть ли в планах - передать свое дело детям?
Это совсем другое дело. Но я пока молодой, поэтому об этом не думаю.

Начался новый 2008 год. Какие планы строите на год? То, что он високосный, как-то влияет на Ваши ожидания, или Вы не придаете этому значения?
Пока рано говорить о том, как високосный год на нас повлияет. Будущее покажет. А планы на этот год у нас большие.

Татьяна Целищева/ MirDela.Ru


Прочтений: 2039
Деловые новости
19.07.2017
Букмекеры спорят о Смолове
Букмекеры взялись оценивать шансы Смолова перейти в Спартак либо в Зенит. Пока что двадцатисемилетний футболит служит форвардом в Краснодаре и сборной РФ.
29.09.2016
27.09.2016
19.09.2016
В Новосибирске скоро начнётся отопительный сезон.
Горожан пугают зияющие на улицах дыры.
Статьи, интервью
9.11.2015
29.10.2015
Миниатюрные домики Криса Хейнинга.
Уют и максимум функциональности.
8.06.2015
Строительство дома из бруса: основные преимущества
Строительство брусовых домов своими руками может занять много времени. Этот процесс сложный и требует профессионального подхода
8.06.2015
Основные характеристики автоматических шлагбаумов
Решение купить автоматический шлагбаум является едва ли самой распространенной мерой, на которую в состоянии пойти руководство множества предприятий для организации въезда и выезда с территории компании. Такие механизмы можно рассматривать в качестве наиболее востребованным ограничителей и средств управления доступом для автотранспортных средств.
Подписка
Поиск